Меню

 

Почему российские чиновники не пересаживаются на отечественные автомобили?

В. РОМЕНСКИЙ: 15:35 в Москве, дневной «Разворот» продолжается, его ведут Эвелина Геворкян.

Э. ГЕВОРКЯН: И Владимир Роменский.

В. ХРЕКОВ: Здравствуйте. Буду докладывать.

Э. ГЕВОРКЯН: Да, пожалуйста.

В. РОМЕНСКИЙ: Виктор, скажите, пожалуйста, ну, это, действительно, так, что состояние автопрома плачевное и просто нет машин тех, на которых бы могли ездить чиновники и первые лица государства?

В. ХРЕКОВ: Ну, как в этом же интервью Владимир Игоревич Кожин сказал, что на сегодняшний день подходящих таких машин нету. Но никто не отменял поручение, которое управляющий делами президента РФ получил от президента рассмотреть, детально изучить вопрос о возможности использования ЗИЛов, в частности, для обслуживания высших лиц нашего государства.

Э. ГЕВОРКЯН: Простите, а вы не в курсе, уже, все-таки, эту возможность изучили или нет?

В. ХРЕКОВ: Ну, понимаете, сейчас как раз… Дело в том, что вопрос, действительно, сложный. В каком плане? На сегодняшний день такого производства автомобилей типа ЗИЛ, тех, на которых ездили члены Политбюро, секретари ЦК, а тогда была очень жесткая, если вы помните, иерархия: на ЗИЛах ездили только члены Политбюро и секретари ЦК, и кандидаты в члены Политбюро. Все остальные номенклатурные работники ездили на Чайках. И если говорить о… Вот, была недавно встреча с руководством АМО ЗИЛ, и там генеральный директор этого предприятия сообщил, что всего было выпущено ЗИЛов где-то чуть более 300 штук. Часть из них сохранилась, в частности, 6 ЗИЛов до сих пор есть на транспортных предприятиях Управления делами, несколько штук сохранилось еще в гараже особого назначения ФСО. Но эти автомобили на сегодняшний день, естественно, не удовлетворяют никаким принципам и нормам, инструкциям по обеспечению и безопасности, и надежности движения автомобилей.

В. РОМЕНСКИЙ: А те 2 новые машины представительского класса марки ЗИЛ, которые 9 мая проехали по Красной площади, я так понимаю, что они были собраны уже позже?

В. ХРЕКОВ: Ну, это так называемые новые старые. Их собрали уже из имеющихся деталей, и речь, понятно, не идет о серийном производстве. И, вот, поэтому дано было поручение рассмотреть вопрос, может ли наш автопром в его нынешнем состоянии выпускать подобные автомобили или нет.

В. РОМЕНСКИЙ: Ну, и какое же решение было принято? Какой был дан ответ?

В. ХРЕКОВ: Пока, еще раз говорю, состоялась встреча с руководством АМО ЗИЛ, на котором присутствовал руководитель департамента промышленности Москвы. И, в общем, обсуждался этот вопрос. Пока резонно предложили представители ЗИЛа: «А что, собственно, надо сделать?» Поэтому сейчас стороны, что называется, взяли тайм-аут и Управление делами готовит так называемое техническое задание, каким требованиям должен удовлетворять этот новый автомобиль. То есть это скорость, это обслуживание, это комфорт и так далее, то есть все необходимые параметры. После этого состоится еще не одна встреча, что называется, будут уже все считать, и на основании уже сделанных выводов будет подготовлен и доклад руководству страны.

В. РОМЕНСКИЙ: Виктор, скажите, пожалуйста, а эти переговоры – они сколько займут времени и когда, вообще, возможно, через сколько лет, месяцев или, не знаю, десятилетий, что российский чиновник будет ездить, все-таки, на отечественном автомобиле?

В. ХРЕКОВ: Пока речь идет о том, что где-то в сентябре Управление делами обязалось подготовить техническое задание. Потом, естественно, перейдет, что называется, если говорить в терминологии, это перейдет на половину поля уже автомобилестроителей. И дальше, естественно, они скажут, готовы они сделать подобный автомобиль или нет.

В. РОМЕНСКИЙ: Ну, так, сколько будет отфутболиваться вот этот вопрос туда-обратно?

В. ХРЕКОВ: Я думаю, что где-то до конца года будет ясно, что и как. Потому что, на самом деле, вот, подобные встречи показали, что уже само по себе поручение президента имело определенный эффект. То есть, во-первых, эта тема – она стала достоянием общественности, ее стали обсуждать. И, во-вторых, сами автомобилестроители задумались: а, действительно, могут они сделать подобный автомобиль или не смогут.

Необходимо не просто взять то, что вот эти 2 автомашины, 2 ЗИЛа были изготовлены. Это, что называется, на коленке были сделаны в небольшом цеху и так далее. А речь же идет о серийном автомобиле. И не только о серийном автомобиле, а о системе его эксплуатации, обслуживания и так далее, и так далее.

Э. ГЕВОРКЯН: Виктор, простите, а, вот, я как раз хотела уточнить такой маленький момент. Когда Владимир Кожин давал это интервью, я, вот, не совсем поняла: речь идет о том, чтобы пересели на ЗИЛы, вообще на отечественные машины именно первые лица государства и это принципиально, чтобы первые лица ездили? Или разговор идет именно о массовом? То есть только когда будет достаточно вот этих хороших российских машин, тогда все чиновники разом пересядут на российские?

В. ХРЕКОВ: Ну, говорить о том, что все сразу и разом, это, по-моему, преждевременно. Вначале речь идет, надо чтобы вы понимали: собственно, те автомобили, которые сейчас используют первые лица государства, это то, что называется, спецавтомобили. Это автомобили для охраняемых лиц, и их эксплуатирует, еще раз говорю, не Управление делами, а гараж особого назначения. То есть эти автомобили, на которых передвигаются охраняемые лица, они отвечают совершенно четким определенным нормам безопасности. И, вот, на этой встрече автомобилестроителей отечественных, они прежде всего дали ответ: «Вот таких автомобилей для охраняемых лиц они сделать не могут». И будут в ближайшее время…

Э. ГЕВОРКЯН: Они не могут, простите, сделать, допустим, несколько вот этих автомобилей, несколько штук для первых лиц государства, особо безопасных. А если мы говорим о вообще классе чиновничества?

В. ХРЕКОВ: Да, о классе высших чиновников.

Э. ГЕВОРКЯН: Да, о классе высших чиновников. Вот там для них какие должны быть?

В. ХРЕКОВ: Для них вот именно… Ну, никто не отменял надежность, никто не отменял скоростные качества, никто не отменял определенный комфорт. Вот, о создании подобного автомобиля, естественно, отечественные автомобилестроители сейчас и задумались. Вот, ответ мы должны получить в ближайшее время. Это только ответ, принципиальный, да или нет плюс, естественно, определенный подсчет. Потому что этот автомобиль – он должен иметь разумную цену. Потому что иначе, так сказать, он никого не будет интересовать.

В. РОМЕНСКИЙ: Разумнее Мерседеса цена должна быть?

В. ХРЕКОВ: Ну, по крайней мере разумнее… Ну, сегодня я могу сказать, что Управление делами использует для высших чиновников БМВ 7-й серии. И для чиновников чуть поменьше БМВ 5-й серии и Форд Мондео. Вот речь идет о создании автомобилей примерно вот такого класса. И почему нет? Если будет создан определенный такой хороший автомобиль, устраивающий по цене, он не пойдет уже, то, что называется, на продажу, то что называется, на рынок.

В. РОМЕНСКИЙ: Виктор, у нас интерактивный эфир и прямо сейчас пришла смска на номер +7 985 970-45-45. Евгений из Пензы сообщает, что высшие чиновники Дании ездят на стареньких Фольксвагенах. Может быть, действительно, можно было бы каких-то российских чиновников, все-таки, пересадить на Волги?

В. ХРЕКОВ: Ну, а сегодня и определенная категория российских чиновников также ездит на Волгах. Потому что в Управлении делами из автопарка около 3 тысяч автомобилей несколько сотен Волг. Более того, ну, как бы это ни выглядело смешно, но уже сейчас, в основном, ездят чиновники, и парк Управления делами – это, в основном, состоит из автомобилей отечественного производства. То есть это те же БМВ, Форды, но уже произведенные на территории России.

В. РОМЕНСКИЙ: Понятно. Но именно российских заводов машин тех, которые бы соответствовали статусу, классу и по всем основным параметрам так же подходили, их просто сейчас нет. Я правильно понимаю?

В. ХРЕКОВ: Да, да. Пока, и это определенно заявил в интервью Владимир Игоревич Кожин, пока таких автомобилей серийного типа не существует.

В. РОМЕНСКИЙ: Понятно. Спасибо вам большое.

Э. ГЕВОРКЯН: Спасибо.

В. РОМЕНСКИЙ: Это был Виктор Хреков, пресс-секретарь Управделами президента.




  •